• Приключения Сони и Тони или путешествие в прошлое

    12.12.2017Лопачева Светлана, 14 лет МОБУ лицей №7, 8-а класс, учитель Вахрушева Т.В.

    В одной школе, в восьмом классе учились две подружки - Тоня и Соня. Однажды после уроков они как обычно вместе возвращались домой и вот о чем заговорили...

    — Наконец закончились уроки!

    — Литература такой скучный предмет. Мы второй учебный год начинаем с житий. Как это надоело и не понять ничего!

    — Зачем вообще людям читать жития? Им же триста лет в обед! Какой в них смысл?

    — А ты начала читать заданные жития?

    — А что нам задали?

    — Как, ты не помнишь? Ефросинья Павловна писала на доске домашнее задание. Прочитать за неделю три жития. На следующей неделе мы идем на экскурсию в музей, где нам расскажут о древнерусской литературе. После экскурсии на следующем уроке будет тест.

    — Я не хочу читать жития. И на экскурсию не пойду. Вот так! Я скажу, что... заболела. Или что нибудь другое придумаю. Но на экскурсию не пойду! Не люблю жития.

    За этой беседой девочки и не заметили, как подошли к дому. Да, они и жили в одном доме. Подружки просто не разлей вода! У подъезда сидел старенький дедушка. Он беззаботно смотрел в небо, рассматривал пролетающих птиц, вглядывался в формы облаков. Его любили все жители двора. И не мудрено, он ведь был известный сказочник. Дедушка знал столько сказок, сколько не знал ни один человек на планете. И одна интереснее другой. Каждый вечер детишки собирались в беседке, и дедушка Ермолай Еразмов рассказывал им сказки, каких даже свет не видывал. И не разу не повторился - каждый день новая сказка.

    — Дедушка Ермолай! Здравствуйте!

    — Здравствуйте, девочки! Из школы идете?

    — Да.

    — Слышал я, красавицы, что вы не любите древнерусскую литературу читать. Не по нраву вам уроки литературы и экскурсия в мир древности.

    — Что же в этом интересного, дедушка?

    — А, не скажите. Дам я вам особенную вещь. Когда пойдете на экскурсию, возьмите ее с собой, - сказал старик и протянул девочкам хрустальный шарик. Красивый, он переливался на солнце всевозможными цветами.

    — Это шарик настроения. Если кому-то грустно, скучно, шарик всегда придет на помощь. Мне он уже не к чему. Мне не бывает грустно. Я столько знаю интересного, что уж точно не заскучаю!

    — Ой, спасибо, дедушка Ермолай. Очень красивый шарик!

    — А он что правда повышает настроение?

     — Узнаете, когда прийдет время.

     - Спасибо! Мы пойдем. Еще уроки надо сделать. До свидания!

    — До свидания, девочки.

    Подружки пошли домой, а дедушка Ермолай продолжил любоваться осенью.

    Девочкам очень понравился шарик. Он был так красив! Тоня забрала его к себе домой. Она нашла мамину красивую бархатную шкатулочку и положила туда шарик, чтобы ему было удобно.

    Шла неделя, осень набирала обороты, приближалась новая неделя и день экскурсии.

    — Скорее собирайся, кулема! В школу опоздаем!

    — Соня, подожди, я уже иду.

    — Не прошло и получаса, как наша принцесса собралась! Ладно, идем скорее, а то опоздаем. А ты шарик взяла?

    — Конечно.

    — И что, экскурсию не прогуляешь?

    — Нет. Уж очень мне интересно, правда ли шарик волшебный.

    — Что ты, Тоня, какое волшебство?! Это просто красивый шарик.

    — Да чего уж размышлять. Бежим скорее. До звонка пятнадцать минут!

    — Ой, Тонька, соня ты, а не Тоня. В следующий раз что б не опаздывала.

    — Хорошо, хорошо.

    Чуда не случилось, и девочки опоздали на первый урок. Впрочем, это для вас, читатели, не так уж и важно. Важнее, что случилось на последнем уроке. А последний урок - литература.

    — Добрый день, восьмиклассники.

    — Здравствуйте, Ефросинья Павловна.

    — Как и было обещано, сегодня мы идем на экскурсию в музей. Там вы узнаете много интересного о древнерусской литературе. Портфели оставляйте в классе, чтобы они вам не мешали. Спускайтесь вниз, одевайтесь и ждите меня.

    — Ура!!!!!!!

    — И сменку не забудьте взять!

    И прибыл 8 «В» класс в музей. Там их встретила экскурсовод.

    — Здравствуйте, дети.

    — Здравствуйте.

    — Сегодня я расскажу вам об агиографической литературе, или житиях святых. Пройдемте. Начнем нашу экскурсию.

     - Жития - очень интересный жанр древнерусской литературы. Он был заимствован из Византии. Возникла древнерусская литература в Киевской Руси в десятом веке нашей эры после принятия христианства. Жития были необходимы для канонизирования праведных людей, то есть причисления их к лику святых. Как правило, автор жития оставался неизвестным. Жития являются образцами праведной жизни, они служили, служат и будут служить примером для людей.

    Рисунок "Летописец", Дадаян Евгения, 16 лет МОУ ДОД ДДТ

    — Скучно-то как.

    — Да ладно тебе, Тоня, послушай.

    — И шарик не действует.

    Но только Тоня достала шарик из шкатулочки, как случилось нечто, что, как говорится, ни в сказке сказать, ни пером написать - очутились девочки уже совсем не в музее, а в очень странном и незнакомом им месте. Вдруг к ним подошел человечек и представился.

     - Я гид по волшебному миру. Компания «Маgic World Ехргеss» приветствует вас. Меня зовут Чарлинг дол Австри, для вас просто Чели.

    — Это шутка, да?

    — Вы думаете, что волшебный мир не сущетсвует? Вы глубоко ошибаетесь. Просто о нем не все знают, и не все могут сюда попасть. Вам вообще повезло, что вы здесь. То, как описывают наш мир в книжках, - это все не правда. Не верьте. Не тяните время, давайте сюда ваш волшебный предмет и отправимся в путешествие.

    — Что давать?

    — Может быть, он говорит о шаре?

    — Может быть. Давай попробуем. Вот, пожалуйста.

    — А - а - а. Хрустальный шарик. Давно у нас не было отдыхающих по путевке в древность. Ладно, пройдемте, оформим документы, получите свои билеты и скорее на самолет.

    — На какой самолет?

    — Ну, вы смешные. На ковер-самолет. Мы же все-таки волшебная страна. Мы должны соблюдать правила и использовать специальные атрибуты. Ну, пошли быстрее!

    И девочки отправились вперед за Чели. Оформили все документы, получили билеты, прошли на борт ковра-самолета и полетели. На борту их приветствовал сопровождающий. Девочки долго, пристально вглядывались в гида. Это был мужчина высокий, статный, пожилой. Внимание Сони привлекло его старинное облачение.

    — Добрый день, девицы. Сегодня мы перенесемся в прошлое и узнаем о канонах жития. Я работаю гидом по прошлому уже не одно столетие.  Прошу не перебивать меня попусту, но если появятся вопросы, задавайте, не стесняйтесь. Ах да, забыл представиться. Возраст, знаете ли. Меня зовут Епифаний Знатец. Итак, мы начинаем нашу экскурсию.

    Для начала, я расскажу вам, о канонах жития. Каноны - это правила, по которым писались жития.

    Во-первых, родители героя должны быть праведниками - герой должен быть благочестивого происхождения. Вот как об этом сказано в «Житии Сергия Радонежского»: «Преподобный отец наш Сергий родился от родителей благородных и благоверных: от отца, которого звали Кириллом, и матери, по имени Мария, которые были Божьи угодники, правдивые перед Богом и перед людьми, и всякими добродетелями полны и украшены, что Бог любит. Не допустил Бог, чтобы такой младенец, который должен был воссиять, родился от неправедных родителей. Но сначала создал Бог и предуготовил таких праведных родителей его и потом от них произвел своего угодника. О достохвальная чета! О добрейшие супруги, бывшие такому младенцу родителями! Сначала подобает почтить и похвалить родителей его, и это неким добавлением будет к похвалам и почестям ему. Ведь нужно было, чтобы дарован был Сергий Богом многим людям для блага, для спасения и для пользы, и поэтому не пристало такому младенцу от неправедных родиться родителей, и другим, то есть неправедным родителям, не пристало бы родить это дитя. Только тем избранным родителям Бог его даровал, что и случилось: соединилось добро с добром и лучшее с лучшим».

    Во вторых, обычно детском возрасте у героя возникали проблемы, неприятности, которые разрешались при помощи воли Божьей. Снова обратимся к «Житию Сергия Радонежского»: «Варфоломей не быстро учился читать, но как-то медленно и не прилежно. Учитель с большим старанием учил Варфоломея, но отрок не слушал его и не мог научиться, не похож: он был на товарищей, учащихся с ним. <...>Отрок втайне часто со слезами молился Богу, говоря: «Господи! Дай мне выучить грамоту эту, научи ты меня и вразуми меня».

    И однажды, встретив святого старца, Варфоломей попросил: «Душа моя желает более всего знать грамоту, для чего я отдан был учиться. Ныне скорбит душа моя, так как учусь я грамоте, но не могу ее одолеть. Ты же, святой отче, помолись за меня Богу, чтобы смог я научиться грамоте».

    Так и случилось: «...отрок, получив благословение от старца, начал петь псалмы очень хорошо и стройно; и с того часа он хорошо знал грамоту».

    В третьих, став взрослым, герой посвящал свою жизнь Богу, вел праведную жизнь, любил оставаться в уединении и молитве. « ... Кто опишет его слезы теплые, плач душевный, вздохи сердечные, бдения всенощные, пение усердное, молитвы непрестанные, стояние без отдыха, чтение прилежное, коленопреклонения частые, голод, жажду, лежание на земле, нищету духовную, скудость во всем...»

    И, наконец, достойно уйдя из жизни, герой совершал посмертные чудеса.

    — И что же от канонов и на шаг нельзя было отойти? Неужели нет ни единого исключения?

    — Вы, как не странно, удивительно проницательны. Да, действительно, есть такие случаи, когда авторы отходили от канонов. Но большая часть житий писалась именно по ним.

    Вдруг перед девочками открылась прекрасная картина - огромный белокаменный многоглавый собор, украшенный яркими фресками! Девочки не могли налюбоваться красотой, окружающей их, и даже не заметили, как подошли к какой-то низенькой двери. Войдя, они увидели множество старинных книг в роскошных переплетах - это была библиотека.

    Рисунок "Буква Кириллицы", Сидоренко Юля, 9 лет, МОБУ СОШ № 37 3-б

    Епифаний Знатец продолжил:

    - У житий своя особенная поэтика: с одной стороны документализм и историзм, ведь, агиограф пишет о происхождении святого, о важных событиях, происходивших в его жизни. А с другой стороны -дидактический, проповеднический пафос. Читающему и пишущему жития интересен не сам колорит эпохи, а суть жизни святого. Агиографов интересовали святые больше как явление, знамение Божье, а не личность. И вот еще что важно: пишущий видел себя не сочинителем, а собирателем по крупицам фактов жизни святого.

    — Значит, жития - это, по сути, биография?

    — Нет, совсем нет. Ваше мнение ошибочно. Биография и житие разительно отличаются друг от друга.

    — Чем же?

    — Явное отличие сразу бросается в глаза. Например, в рассказах или романах автор, описывая биографию героя, старается уделять больше внимания психологии личности героя. Не забывайте еще о том, что в биографии описывается жизнь мирская. Жизнь обычных людей, похожих на нас. А в житиях описывается жизнь святых.

    — А мне кажется, что жития чем-то похожи на летопись.

     -Да, конечно, летописец также описывает конкретные факты из жизни, собирает сведения по крупицам и соединяет их воедино. Но не стоит считать, что жития и летопись это одно и тоже.

    — А похожи ли жития на сказки?

    - Мне кажется, что вас, Антонина, навели на эту мысль житийные чудеса. Вы абсолютно правы. В сказках тоже очень часто случаются чудеса.

    — Жития никак не похожи на сказки, но чудеса присутствуют и там и там. Не будем обращаться к сказкам, лучше поподробнее рассмотрим чудеса в житиях. В них чудо - это всегда послание Божье, которое надо понять, ибо иначе нет пути для спасения души.

    — А чудеса всегда нисходили от Господа? Не могли ли чудесами заманивать в свои коварные лапы демоны, бесы?

    — Меня радует ваша заинтересованность. Это довольно актуальный вопрос, встающий перед пишущим и читающим. И все же чудо - это символ, данный людям свыше.

    — А расскажите что –нибудь интересное о конкретных житиях. Нам задали прочитать несколько. Вот, например, о Борисе и Глебе. Расскажите что -нибудь об этих людях.

    — С превеликим удовольствием. «Сказание о Борисе и Глебе» - одно из первых произведений древнерусской литературы. Борис и Глеб, крещенные именами Роман и Давид, были первыми русскими святыми мучениками-страстотерпцами. Они сыновья Владимира Святославича великого князя киевского. Были у них и братья - Святополк Окаянный и Ярослав Мудрый. Погибли Борис и Глеб от рук брата кровного - Святополка. Братоубийство - страшный грех, описывая его, автор жития вспоминает библейское предание: «Когда увидел дьявол, исконный враг всего доброго в людях, что святой Борис всю надежду свою возложил на Бога, то стал строить козни и, как в древние времена Каина, замышлявшего братоубийство, уловил Святополка. Угадал он помыслы Святополка, поистине второго Каина: ведь хотел перебить он всех наследников отца своего, чтобы одному захватить всю власть».

    — Как интересно! Я и подумать не могла, что в житиях может быть скрыт такой захватывающий сюжет!

    — А я вот все думаю: почему Борис и Глеб не защищались, почему безропотно дали себя убить?

    — Это и есть проявление их святости. Они не подняли руки на старшего брата даже в защиту своей жизни, не нарушили заповеди «не убий», строгого соблюли традиционный нравственный закон: младшие должны беззаветно покоряться старшим.

    — Поэтому их так почитают?

    Да, воистину почитают святых Глеба и Бориса. Вы только послушайте: «Воистину вы цесари цесарям и князья князьям, ибо вашей помощью и защитой князья наши всех противников побеждают и вашей помощью гордятся. Вы наше оружие, земли Русской защита и опора, мечи обоюдоострые, ими дерзость поганых низвергаем и дьявольские козни на земле попираем».

    —А расскажите еще про «Житие Сергия Радонежского». Кем был Сергий Радонежский?

    — Я смотрю, вас очень заинтересовала древнерусская литература. Меня это радует.

    — Я и не подозревала, что жития, оказывается, очень даже интересно читать.

    — Я тоже.

    —А мне известна достоверная информация, что вы не любите уроки литературы, посвященные древнерусской литературе...

    —Да, это было, - смутились подружки.

    - Надеюсь, теперь, вы станете больше читать жития.

     Вернемся же к Сергию Радонежскому. Именуемый в миру Варфоломеем, Сергий Радонежский был монахом Русской Церкви, сыгравшим выдающуюся роль в истории Древней Руси. Он - создатель крупнейшего русского монастыря — Троицкой лавры, преобразователь монастырской жизни, воспитатель целого поколения игуменов — основателей многих известных монастырей. Сергий был не только крупным церковным, но и политическим деятелем. Именно к Сергию отправился Дмитрий Донской, чтобы получить благословение перед Куликовской битвой.

    Его житие написано Епифанием Премудрым и написано особым стилем - «плетением словес», который отличается особенным вниманием к слову, к способности слова передать сущность изображаемого. Этим объясняется нагромождение эпитетов, любовь к сочетаниям слов одного корня, неологизмам, ассонансам, аллитерациям. Вот смотрите, как Епифаний описывает смерть святого Сергия: «И легко переплыв мутное море жизни, он невредимым провел душевный корабль, наполненный богатством духовным, без ущерба дошел до тихой пристани, и достиг ее, и крыльями духовными вознесся на высоту разумную, и венцом бесстрастия украсился, отошел к Господу и перешел из смерти в жизнь, из труда в покой, из печали в радость, из подвига в утешение, из скорби в веселье, из суетной жизни в вечную жизнь, из быстротекущего мира в мир бесконечный, из тления в нетление, из силы в силу, из славы в славу».

    — Вот это здорово!

    — А вот нам еще задали прочитать «Повесть о Петре и Февронии Муромских».

    — И что же вас удивило?

    — Мне показалось, что строение этого жития несколько отходит от канонов.

     Да, вы правы. Это так. Мне бы хотелось особенно остановиться на этом житии. Уж оченьоно интересно и действительно является примером отхождения от канонов. В чем это проявляется? В фольклорном подтексте, сказочном характере повествовования,в занимательности сюжета и многом другом. Но, несмотря на некий отход от канонов, это все-таки житие, хотя многие называют его повестью. Впрочем, если это произведение и можно назвать повестью, то только житийной.

    Интересный факт хочу я вам рассказать о смерти Петра и Февронии. После смерти они чудесным образом воссоединяются и тем самым проявляют свои святые лики. И именно в этом сюжетном повороте реализуется христианское представление о семье. Так, читая жития, наши предки учились праведному образу жизни.

    - Как же все-таки интересны жития! Я и подумать не могла, что эта тема меня так заинтересует! - сказала Тоня.

    Экскурсия в музее была такой скучной, а это путешествие произвело на меня огромное впечатление! - добавила Соня.

    — Вот и подошла наша экскурсия к концу. Я искренне рад, что вам понравилось путешествие. Спасибо за внимание. Стаканы от попкорна на борту не оставлять. Выбросите мусор, пожалуйста, в урны. Всего хорошего. До свидания.

    — До свидания, Знатец.

    И не успели девочки ничего сказать, как очутились снова в музее.

    — Наша экскурсия подошла к концу. До скорых встреч, ребята.

    — До свидания.

    — Тоня, мы вернулись к концу экскурсии. Никто нас даже и не хватился. Давай всем расскажем, где мы побывали. Пусть завидуют!

    — Но нам же все равно никто не поверит.

    — Тоже верно.

    Тогда пусть это большое путешествие станет нашим маленьким секретом.

    Так и решили девочки.

    На следующий день на уроке литературы, как и было обещано, учитель дала задание классу.

    — Ребята, я решила вместо теста объединить вас в пары и дать вам совместное задание. Напишите сочинение на тему: «Чем житие может

    быть интересно современному человеку?» На эту работу я даю вам два урока.

    Прошло время, осень все больше и больше манила своей красотой, жизнь текла тихо, мирно, спокойно. Соня и Тоня часто вспоминали о своем

    необычном путешествии. Вспоминали о том красивом шарике, который когда - то им подарил дедушка Ерментий.

    — Соня, а ведь дедушка Ерментий был прав. Шарик настроения и правда волшебный. Когда нам стало грустно, он развеселил нас. Мы столько интересного узнали!

    — Это точно. Это точно.

    Прошло еще несколько дней и на уроке литературы учительница объявила оценки за парную работу.

    -Класс, меня очень порадовали ваши работы. Сочинения прекрасны, но одно из всех меня порадовало больше других. Я настолько была удивлена глубиной мыслей девочек! Я поражена! Я несказанно счастлива, что Софья и Антонина так серьезно и проникновенно отнеслись к этой работе. С вашего позволения я прочту их работу.

    «Чем житие может быть интересно современному человеку?»

    Мы считаем, что современному человеку нужно читать древнерусскую литетару, в частности, жития.

    Двадцать первый век — век технологий, прогресса, ритм современной жизни невероятно высок, потому разум людей охвачен проблемами, заботами, различными делами. В наше время не так много людей, задумывающихся о своей душе. Многим людям просто не хватает времени для духовного обогащения, а многим и вовсе не хочется загружать себя, по их мнению, лишними и ненужными делами. Поэтому нам, людям неверующим, нужно обязательно читать жития, ведь там рассказывается о святых нашей русской земли — матушки.

    Окутанные современным хаосом, люди забывают о своих могучих, великих русских корнях. Забывают о своей истории. Если так и дальше будет продолжаться, то какими станут люди, и останутся ли они людьми? Люди ведь неоднократно нарушали и нарушают заповеди Господни: «Не убий, не укради». Чтобы человек не начал духовно деградировать, ему нужно восполнить нравственные пробелы.

    Да, люди ходят в музеи, театры, галереи, читают книги, но ведь это еще не все. Мы должны стремиться очистить душу, тело и разум, чтобы не сойти с ума в конце концов в этом мире. Нужно искать гармонию. Жития пропитаны верой в Бога, верностью Богу, благодатью святых. Потому людям нужно читать жития, ведь вера, святость в наше время не закон, не обязанность, а редкость и необходимость».

     

    — Дедушка Ермолай, а ты расскажешь нам еще одну историю? Нам очень понравилось. Расскажи еще одну.

    — На сегодня хватит. А завтра - увидим...

     

    Количество комментариев: -1

    Последняя запись - 12.12.2017 00:41:44, автор -

    Добавить комментарий